[05.11.2035]Страшная тайна

 » Пережитки » Старая игра » 

На страницу : 1, 2  Следующий

vol. 1
avatar

Единорох

Злыдня многопишущая!
Название: Страшная тайна
Место: комната Саты --> Заповедная Роща
Время: ночь
Участники:Элизабет Келли, Сата Аббатикова
Краткое описание: Кирилл серьёзно болен. Есть возможность, что он вообще умрёт. Причиной болезни является, как кажется Лиз, никто иной как Сата. Именно поэтому она врывается к ней среди ночи. Келли хочет покарать некромагиню и, чтобы не разгромить школу, они перемещаются в Заповедную Рощу. Но случается кое-что совсем непредвиденное...



Последний раз редактировалось: Элизабет Келли (Пн 16 Дек - 17:59), всего редактировалось 1 раз(а)

vol. 2
avatar

Единорох

Злыдня многопишущая!
Поворот, ещё поворот. Столкнулась с кем-то. Бежит дальше. Плевать на всё. Лиз неслась по коридорам, не обращая внимания на окружающих, которых, впрочем, было совсем немного. Не рано уже, все разбрелись по комнатам. Она бежала, прислушиваясь к мысленному призыву, что ей посылал Безволин. Нашла Кирилла она в парке, тот сидел с закрытыми глазами, прислонившись к дереву. Его рот был открыт, дыхание было прерывистым. Куртки на нём не было, а ведь не май месяц. Девушка убрала волосы с лица и присела рядом. Она положила руку на его лоб, тот покрывала испарина, но жара вроде не было. Но и низкой температура не была пока.
- Кир, ты меня слышишь? – в ответ она получила какое-то невразумительное мычание. Но этого было достаточно. – Так, разберёмся на месте.
Она взяла его за руку и телепортировала в свою комнату. Вместе с Безволиным жили ещё двое, а лишних вопросов ей не надо. Кроме того, возможно, придётся сидеть рядом с ним не одну ночь. У его соседей могут возникнуть претензии. А у них в комнате все свои, да и кровать лишняя имеется.
Веры спала. «Вот и славно. Самой сначала разобраться нужно. А она ещё мельтешить начнёт». Уложив на кровать Кирилла, Лиз начала выяснять, что с ним такое. В магпункт идти она не собиралась. Выкручивалась всегда сама и в этот раз выкрутится. Да и если ещё кто-то будет знать, кто виноват в болезни Кирилла, то отомстить будет слишком сложно.
Парень был весь бледный с некоторым синеватым оттенком кожи. Лиз снова приложила руку и поняла, что он просто ледяной. На него полетела груда одеял и пледов со всех кроватей. Пощупала пульс. Тот был очень медленный и едва разборчивый. Не удивительно, что дыхание затруднено. Ещё недавно паниковавший, мозг становился хладнокровным. Она была абсолютно спокойна и искала симптомы. Что за болезнь, она пока не поняла. Да и на болезнь было не похоже. Скорее на какой-то сглаз или порчу. Тут бы помог Кирилл, если бы он рассказал, что делал последние несколько часов, а ещё лучше, дней. Но он был не в состоянии этого сделать. Температура не хотела подниматься, никак. Сердце только замедляло ход, но иногда начинало биться как угорелое, после чего замолкало чуть ли не на полминуты. «Аллергическая реакция? Нет, тут без вариантов. Аллергия только одна, да и то, он от неё просто в обморок падает». Долго думать было нельзя. Надо было действовать. А пускать адреналин она боялась. После этого сердце вообще могло остановиться. Тогда Лиз просто начала передавать тепло ему, но оно особо не помогало. Это было всё равно, что посылать тепло трупу - живей от этого тот не станет. Тогда Лиз решилась на отчаянный шаг, она вполне понимала, чем ей это всё может грозить. Да и не только ей, в случае ошибки. Но она была уверена в себе. Достав иглы и перевернув парня на живот, Келли начала вводить их ему в область шейных позвонков. Вводила аккуратно, не торопясь и не нервничая. В таком деле спешка и суета - губительны. Хотя, они всегда губительны. Взяв ещё одну иглу, она ввела её между позвонков у себя на шее. Хриплое дыхание парня стало ровнее и глубже. Кожа начала приобретать нормальный оттенок. Через минут десять она вытащила иглу и ввела её себе в руку на всю глубину. Так было гораздо удобней. Кирилл уже пришёл в себя и уснул. Да и будет с ним всё в порядке, пока с ней всё нормально. Только если она умрёт - его сердце остановится. А умирать она не собиралась, да и вообще, чувствовала себя на все сто. Теперь можно было отдохнуть и подумать. А заодно найти того, кто наложил на него эту порчу. Или проклятье. Самой искать, что это, она не могла. Слишком долго. Нужно было найти либо того, кто это наложил, либо того, кто в этом ас. Лиз пошла в ванную. На голове был шухер. И правда, она вообще-то уже лежала в кровати, когда почувствовала, что Безволин её зовёт. «В-первые куда-то вляпался он, а не я. Но как вляпался! Я тут никогда не умирала у него не ручках. Так, всё, успокоились. Время есть. Кто мог это сделать?» Подозрения падали только на двух человек. Но один предпочтёт драку, а вот другая… Приведя себя в порядок, Лиз уверенно направилась в комнату под номером тринадцать. Стучать она не собиралась, а просто распахнула дверь. Все защитные заклинания ломались под её напором. В комнате было темно, но Аббатикова стояла около кровати и недоуменно смотрела на ночную гостью.
- Обойдёмся без приветствий, ты мне просто объяснишь, что наслала на Кирилла. Заметь, пока просто объяснишь, и разойдёмся, - голос был ледяным. «Если она сейчас начнёт отпираться, я за себя не ручаюсь. Мне нужны ответы, а не отговорки».

vol. 3
Ноябрь – самый нелюбимый месяц Аббатиковой. Вроде еще и не зима, но уже и не осень. Некромагиня, не привыкшая никогда долго раскачиваться, и, принимавшая молниеносные решения почти всегда, очень не любила эту промозглую, сырую погоду. Эти ветра с океана, приносившие противные мерзкие моросящие дожди, солеными брызгами прилетавшие в лицо.
Но мало того, что погода была ужасной, так еще и настроение каким-то чересчур поганым, учителя слишком придирчивыми, окружающие люди слишком приставучими и надоедливыми. Убить всех. Пустить реки крови, и прыгать, прыгать, прыгать!
Сегодня какой-то третьекурсник попытался «поиграть мышцой» с некромагиней. Засветиться своим интеллектом и проблесками разума. И, кажется, почувствовал себя королем, когда, проходя мимо, бросался проклятиями, запуками и простецкими заклятиями, ответ на которые не получал ничего. А те, кто были немного постарше, курс этак четвертый-пятый, расступились куда подальше, а некоторые, даже, спешно ретировались в свои комнаты. Ибо Сатания ухмылялась. А потом паренек раз, и свалился замертво, без каких-либо криков, всхлипов, ахов и вздохов. Просто рухнул, и все. А пущенную им искру, некромагиня поймала ухмыляющимся ртом.
– Эх, зайка ты бедная. Ну, ничего не слышишь,! Не зли некромагов, киса, не стоит! - процокала она языком, стоя над телом в центре собравшейся толпы, - ладно уж, скажите этому -_-_-нику, как очнется, чтобы на глаза мне не показывался, по крайней мере, пока школу не закончит!
***
Время уже примерно заполночь. Некромагине не спится. За окном тишина, практически мертвая. У девушки нюх на такого рода вещи. Сегодня кто-нибудь умрет, если уже не умирает, - со злорадством подумала она. У нее в голове давно крутилась мысль об убийстве. Но вот кого?
Сатания встала, запахнула шелковый халат и направилась к зеркалу. Ночью нельзя заглядывать в зеркала. Можно потерять навеки разум, душу, себя. Или втащить в наш мир духа из Потустороннего Мира. Если ты не уешь ставить охранные блоки на них. Тогда смотрись, сколько твоей пока что не украденной душе угодно.
Тут дверь распахнулась. Все охранные заклинания разом слетели и «разбились». Перед ней стояла вуду, причем чем-то крайне недовольная. Ах, так вот кто у нас тут умирать собрался! Ну-ну…
- Обойдёмся без приветствий, ты мне просто объяснишь, что наслала на Кирилла. Заметь, пока просто объяснишь, и разойдёмся.
Девушка презрительно изогнула бровь.
- Милая, зачем мне портить такого прекрасного мужчинку с накачанным торсом?! - она расхохоталась. Некромагиню чуть не сшибло вольной магии.
- Зая, полегче на поворотах. Я тебе что, магиня-недоучка, али первокурсница, какая? Стала бы проклинать, так не спалилась бы!
Она стала «прощупывать» Тиб, и заметила кого-то полумертвого. Девушка ухмыльнулась. Интересно-интересно. Но помогать ей все рано не буду. Хотяяя…Девушка уселась на свою кровать, закинула ногу на ногу и, подняв глаза на Келли, скучающим тоном произнесла:
- Да и, к тому же, если бы и сделала, чистосердечно бы созналась, даже пришла бы к тебе с повинной головой, - она откинула волосы назад и вновь расхохоталась, - но, какая жалость! Мне нужны не твои прихвостни-подкаблучники, а ты – милая! Ты!
Голосок елейный, в тембре – тонна яда, а глаза блуждают по ногтям в поисках малейшей неровности. И, не находя ее, руки сами, чисто по привычке, телепотрируют пилочку, и Сата начинает подпиливать ногти.


Это сонный бред. Не ругойтесь сильно. А я иду спать...



Красные розы. Что может быть пошлей этого избитого клише.
Все думают, что у них есть стиль, как и чувство юмора, но у большинства нет.
vol. 4
avatar

Единорох

Злыдня многопишущая!
- Милая, зачем мне портить такого прекрасного мужчинку с накачанным торсом?! - она расхохоталась. А Лиз направила волну магии на некромагиню. Она знала, что та не будет признаваться. По крайней мере сразу.
- Зая, полегче на поворотах. Я тебе что, магиня-недоучка, али первокурсница, какая? Стала бы проклинать, так не спалилась бы! Да и, к тому же, если бы и сделала, чистосердечно бы созналась, даже пришла бы к тебе с повинной головой, Но, какая жалость! Мне нужны не твои прихвостни-подкаблучники, а ты – милая! Ты! - На лице Келли появился злобный оскал. Она схватила некромагиню за горло и приставила к стенке. Смех прекратился. Вуду сильно сжимала её горло, она чувствовала под пальцем косточку, сломав которую, она сделает Аббатикову трупом окончательно. Одно нажатие и вот, Сата уже разлагающийся, но живой труп, способный творить магию и который будет вынужден жить ещё сотни лет, пока дар не позволит уйти из мира живых. Для некромага не страшны никакие травмы. Но такую она уже не сможет залечить. Ведь так сразу умрёт мозг, а не сердце.
- Когда же вы все усвоите, что он является моим другом, а? Просто друг, за которого я переживаю! Я не сомневаюсь, что тебе нужна я. Но ты знаешь, как до меня ещё добраться. Единственная знаешь. Подломить, а потом напасть. Умный ход, но неудачный.
Лиз отпустила некромагиню и отошла. Проверила, на месте ли игла. Ей нельзя так злиться. Её сердце выдержит такие скачки, а его нет. Она глубоко вдохнула и выдохнула, успокаиваясь и приводя в нормальное состояние свою кровеносную систему. Ей нельзя злиться, а значит Аббатикову нужно слушать в полуха, пропуская мимо себя её речи. "Надо думать о чём-то хорошем. Например о том, что Безволин поправится. Не умрёт, а поправится". Перед глазами появилась картинка свежей могилы, а рядом стояла она и кидала песок вниз. "Нет, из меня никудышний оптимист". Келли ещё раз вздохнула и попыталась говорить спокойней.
- Так, я не с того начала. Точнее не так. Ты имеешь какое-то отношение к тому, что происходит с Кириллом? - процедила сквозь зубы Лиз. Она зараннее знала ответ. И знала свою реакцию на него. Поэтому через мгновенье они уже были в Заповедной роще. Эти берёзки девушке было не жалко, а вот разгромить школу не хотелось. "Главное сохранять спокойствие. Только спокойствие. Никкакого гнева и ярости".

vol. 5
Некромагиня все смеялась и смеялась. Интуицией она чувствовала, что сегодня преимущество за ней, поэтому, когда вуду прижала ее горлом к стенке и надавила на позвонок, она замолчала лишь потому, что доступ кислорода в легкие для смеха был перекрыт. Вроде бы смерть так близко, и так далеко. Одно движение, и ее шея просто переломится пополам. А ей не страшно. Никогда в такие моменты ей не было страшно. До, или после – да, но не во время.
- Когда же вы все усвоите, что он является моим другом, а? Просто друг, за которого я переживаю! Я не сомневаюсь, что тебе нужна я. Но ты знаешь, как до меня ещё добраться. Единственная знаешь. Подломить, а потом напасть. Умный ход, но неудачный.
Когда Келли отпустила Сату, та, все еще немного хрипя из-за нехватки кислорода, ответила:
- Да будь он хоть бабушкой твоей, мне, откровенно говоря, все равно. Ты меня по себе не равняй, милая. Мне твой Кирюшенька даром не сдался. Хотя… Может я, а может и не я, - она сделала руки на манер двух чаш. Я – одна чаша, не я – другая. С задумчивым и глубокомысленным видом осмотрела их, и, опустив руки, снова рассмеялась.
Тут она заметила, что Элиз какая-то чересчур спокойная. В давние времена уже убила бы меня, а тут. Это уже становится крайне интересно. Видать что-то серьезное с этим ее мужчинкой.
- Так, я не с того начала. Точнее не так. Ты имеешь какое-то отношение к тому, что происходит с Кириллом? - процедила сквозь зубы Лиз.
Тут они вдвоем перенеслись в Заповедную Рощу.
- Милая, и тебе не жалко этих бедных деревьев? Они же такие бедные и ранимые существа. Прямо как я!
Сатания ухмыльнулась. Ее внешний вид не волновал некромагиню. Ну, подумаешь практически в пижаме! И тут в голову Аббатиковой стукнула бредовая мысль. А не проверить ли нам… Она, следя за сердцебиением «бедного птенчика», элементарным заклинанием телекинеза вытянула иглу из руки Келли. Ну, почти вытянула. С миллиметр все же она осталась в теле вуду. Как девушка и ожидала, «птичка началЪ умирать». Тогда она рассмеялась и, вернув иглу на место, уселась на некое подобие травы, что осталось на этой полянке посреди густой рощи.
- Итак, в мою головушку приходят умные мысли иногда. Аж сама удивляюсь, сколько я все же знаю про вуду! - она подняла взгляд на вуду, а потом, ухмыльнувшись, сказала, - сколько не наступай ты на меня, милочка, убить окончательно ты меня не сможешь. Да и просто убить, в принципе, тоже. Ведь кто знает, я, или не я все же это сделала? А снять проклятие мертвого мага ты не сможешь. Тупик, верно?
Сатания закинула волосы за спину. Что-то они уже неприлично длинными стали. Обрезать их, что ли, под каре? Да еще и челку выстричь… Ну красота же будет, да?
- А в мертвом виде я тебе уж точно помогать не стану. А я вообще стану ей помогать? Нееет! Только если это будет чрезвычайно, просто крайнейше выгодная сделка!
Некромагине нравилось наблюдать за беспомощностью вуду, над тем, как неуловимо меняется ее лицо. Пытаясь найти что-то, чем она сможет не менее сильно уколоть брюнетку. Или еще какой-то пункт, дабы снова начать угрожать девушке, заняв роль доминанты. И, по правде говоря, ей очень хотелось узнать каким будет следующий шаг вуду. Начнет ли она нападать, или будет дальше вести переговоры?
- Сегодня явно не твой день, да, Лиз?



Красные розы. Что может быть пошлей этого избитого клише.
Все думают, что у них есть стиль, как и чувство юмора, но у большинства нет.
vol. 6
avatar

Единорох

Злыдня многопишущая!
- Милая, и тебе не жалко этих бедных деревьев? Они же такие бедные и ранимые существа. Прямо как я!
- Ха, ха, и ещё раз ха. Была бы ты бедным и ранимым существом, то не была бы некромагом.
Лиз схватилась за руку. «Чёрт, догадалась-таки. А я дура невнимательная». Девушка втолкнула иглу в руку полностью, а «место входа» мгновенно затянулось. Теперь уже только она сама могла вытащить иголку.
- Итак, в мою головушку приходят умные мысли иногда. Аж сама удивляюсь, сколько я все же знаю про вуду!
- Это не вуду, детка. А искусство иглоукалывания, - вполне спокойно произнесла она. Некромагиня говорила что-то ещё, но Келли её не слушала. Нельзя ей было злиться. «Бла-бла-бла». В голове звучала ненавязчивая лёгкая мелодия. Эта музыка заволакивала её мозг, она не слышала окружающего мира, только музыку. Музотерапией называла этот способ успокоения Вера. Именно она научила Лиз такому способу прихождения в себя. Довольно действенному методу.
- Сегодня явно не твой день, да, Лиз?
- Сегодня – не мой, - легко согласилась девушка. Её лицо было безмятежно и спокойно. Голос мягкий и уверенный. – А вот через пару секунд будет мой. Пять, четыре… - когда счёт закончился, Элиз быстро подбежала к Сате и воткнула иглу между позвонков той. Лицо её замерло, и она упала с негнущихся ног. Аббатикова не могла повелевать ни одной частью своего тела. Ни одна мышца не работала и не подчинялась её мозгу. «Что-то часто я стала использовать этот навык. Надо прекращать это дело». Она не боялась, что кто-то научится от неё данному искусству. Слишком оно сложное и мудрёноё. Лопухоиды тратят на обучение десятки лет, чтобы стать мастерами. Магам проще, но несколько лет практики нужны.
- Вот. Теперь наконец ты замолчишь. И даже не пытайся сама вытянуть иглу. Навсегда такой останешься.
Лиз села на землю. Она знала, что Аббатикова не станет признаваться и тем более говорить, что за проклятье.
-Хочу сообщить, если Кирилл умрёт – умрёт и Андрей. Его смертный приговор будет подписан, как только сердце Безволина остановится. Ты – единственный подозреваемый. Поэтому я не буду разбираться. А просто исполню свою угрозу, которую произнесла летом в коридоре.«А наложить любовное заклинание так, чтобы его снять нельзя было, я смогу. В конце концов, любовная магия – одна из специализаций вуду. Куда там магфиозным купидонам».
В голове не было образов, только чёткие мысли. Навязчивая картинка похорон исчезла и возвращаться не собиралась. «Может всё же сходить к Алексе? Правда, придётся обойтись без мести. А мне это не очень нравится. Точнее совсем не нравится. Ладно, несколько дней у меня есть. Придумаю что-нибудь. А этот вариант на крайний случай». Девушка подняла голову к небу. Белый полумесяц освещал опушку. Она легла на траву. Такой спокойной она бывала слишком редко. Надо было ловить момент. Спокойствие, которое невозможно нарушить, наполняло её.
Вдруг лес заволокла дымка. Когда она рассеялось, то Лиз поняла, как всё изменилось. Серо-зелёное небо и кровавая полная луна. Лиз недоумённо поморгала, не веря своим глазам, но в лице не изменилась. «Аббатикова?»
- Куда ты нас уже перенесла? Шарика под названием Земля не хватает?

vol. 7
- Сегодня – не мой. А вот через пару секунд будет мой. Пять, четыре…
Мгновение, и между позвонков впивается игла, нервы парализованы, и некромагиня падает на землю не в силах пошевелить ни одним мускулом.
- Вот. Теперь наконец ты замолчишь.
"Я? Замолчу?? Даже не надейся! Телепатию ты своими иголочками не заглушишь!"
- ...И даже не пытайся сама вытянуть иглу. Навсегда такой останешься.
Как всегда у Аббатиковой сработал эффект "от противного". "Говорят не делать? Сделай наоборот!" Помешало ей осуществить свои планы лишь только то обстоятельство, что она не могла шевелиться. Даже бровь презрительно изогнуть не могла.
- Хочу сообщить, если Кирилл умрёт – умрёт и Андрей. Его смертный приговор будет подписан, как только сердце Безволина остановится. Ты – единственный подозреваемый. Поэтому я не буду разбираться. А просто исполню свою угрозу, которую произнесла летом в коридоре.
"Твоя угроза лишена логики. Смысл мне спасать твоего Кирюшу, если мне ты уже пакостей наделаешь? А если уж и спасать, то надо разбираться. Разбираться ты не будешь. Снова тупик."
Если бы девушка могла, то она бы произнесла это издевательским тоном, разведя руки в стороны. А так приходилось говорить лишь в мыслях.
"Сердце - бесполезный, по своей сути, орган. Вырежи его и станешь бессмертным. Только одна загвоздка - навечно... Или же просто запустить его заново. Ты, киса, не забывай, что сердца останавливать - не твоя специальность. Вам дано лишь с лоа говорить. Но сердца останавливать, убивать, извини уж, моя экологическая ниша."
Келли молчала. Замолчала и Аббатикова. Она думала. Дело принимало совсем другой оборот и удача поворачивалась к девушке карманами джинс. Ту это не радовало.
Глаза застилал туман. "Ну, если она мне еще и зрение повредила, то я вообще мгновенно перебью этой блондинке весь позвоночник." И то, что вуду уже давно не блондинка, не являлось для Саты показателем.
Тут дымка рассеялась. Некромагиня, лежавшая на спине, подняла взгляд на небо. Грязный серо-зеленый цвет и кровавая луна выглядели отталкивающе и внушали некий доисторический ужас.
- Куда ты нас уже перенесла? Шарика под названием Земля не хватает?
Сатания закатила глаза. К ее удивлению это, хоть и заторможенно, но получилось. Виски ныли. Тогда она села в позу лотоса и ощупала шею. Сзади был небольшой бугорок, касание к которому доставляло неудобство, а именно - боль. Видимо иголка во время телепотрации сломалась, оставив в теле той свою крохотную частичку, и, следовательно, ту самую заторможенность.
- Закрой на время свой ротик и дай умным людям подумать.
Девушка потерла виски. То, что это сделала не она было фактом. То, что это сделала не Лиз было гипотезой. Которую, хоть и косвенно подтверждало то, что устраивать цирк - не почерк вуду.
Все еще тормозя, некромагиня встала на ноги. Теперь ее немного начал беспокоить ее внешний вид. В халате, ночью, босиком... На Буяне - запросто. "А неизвестно где, неизвестно когда, да еще и с Келли, которая горит желанием меня убить. А я даже не знаю за что на этот раз..."
- Может вытащишь уже эту дрять из моей шеи?! Мне не трудно, я могу ее просто в теле расплавить, но я не могу отказать себе в удовольствии наблюдать за тобой. "А издеваться, так тем более!"
Брюнетка оглядедась. Место было каким-то смутно знакомым, но Сата не могла понять почему.
- Выяснить бы надо что это за "райский уголок" и как отсюда выбраться, - пробормотала Сатания



Красные розы. Что может быть пошлей этого избитого клише.
Все думают, что у них есть стиль, как и чувство юмора, но у большинства нет.
vol. 8
avatar

Единорох

Злыдня многопишущая!
Снова тупик. – Лиз пожала плечами. Всё просто – она не поняла Сату, Сата не поняла её. А разбираться в чём-то она не собиралась. Пусть будут непонятки, ей плевать.
…Это моя экологическая ниша, - на губах Келли скользнула ухмылка.
- Кто же тебе, моя дорогая, сказал, что я буду останавливать чьё-то сердце? Есть множество способов убийства Шито-Крыто, можно даже до самоубийства довести и тогда его душу и эйдос точно ничто не спасёт. Ну или ты сама его убьёшь, в прочем, почему ты его можешь убить, я уже говорила, а повторяться не стану.
А неизвестно где, неизвестно когда, да ещё и с Келли, которая горит желанием меня убить. А я даже не знаю за что на этот раз. – Лиз удивлённо приподняла бровь и посмотрела на Аббатикову. Это явно были её мысли, а в то, что она случайно послала их Келли, девушка не верила. Но решила пока не забивать этим голову. Она села по-турецки на траву. Та была мокрая, а вот почему, она не знала. На небе не было ни облачка, а значит вариант, что шёл дождь исключается.
- Может уже вытащишь эту дрянь из моей шеи?! Мне не трудно, я могу её просто расплавить, но я не могу отказать себе в удовольствии наблюдать за тобой. А издеваться тем более, - бывшая блондинка закатила глаза.
- Да издевайся сколько влезет, мне плевать. – ей действительно было плевать. Она даже не волновалась по поводу Безволина, что уже говорить о каких-то там издёвках со стороны Аббатиковой. Она медленно подошла к некромагине и двумя пальцами надавила на бугорок, что был на шее. «Боль должна быть жуткой, но эта стерпит». Её пальцы стали горячими, но своей хозяйке эти дискомфорт не причиняли. Кончик иглы выскочил через маленькую дырочку в коже. Лиз отошла в сторону. Она опять промотала всё, что произошло после того, как туман опустился на них. У неё появилась догадка, которую необходимо было проверить. «Аббатикова, приём, приём!» По взгляду некромагини, который обратился к ней, Лиз поняла, что в этом месте все мысли действительно были слышны всем. Ведь у неё по прежнему стоял блок, а значит Сата не могла прочитать её мысли.
- Да, это были мои мысли. Боже, в-первые я буду слышать твои мысли так, будто ты всё говоришь вслух.
Элиз снова опустилась на землю и руками провела по траве. На землю она не смотрела, считала, что это просто роса. Потом влажными руками провела по лицу. Лишь потом она обратила внимание на то, что её «вода» на руках была красной. Вуду провела языком по руке, во рту появился привкус железа. Этот вкус она ни с чем не могла спутать. Да, вся земля была окроплена кровью. Однако, это её не испугало, не напрягло и не взволновало. У музотерапии была одна черта – человек мог успокоиться так, что становился отчасти пофигистом. И теперь умри у неё все родные и близкие, она бы и бровью не повела.
- Мда, как будто поле боя. Столько кровушки… Не узнаёшь место? По глазам вижу, что узнаёшь, но не можешь вспомнить откуда… Вот и я не могу вспомнить. Кажется, в какой-то книге видела… - разгадка была близка, но постоянно ускользала. Было не выносимо ловить столь «скользкое» воспоминание, но она не останавливалась. Пока успехов не было.

vol. 9
Сильно меня не бить. Это все виноват Перси Джексон!!!

- Кто же тебе, моя дорогая, сказал, что я буду останавливать чьё-то сердце? Есть множество способов убийства Шито-Крыто, можно даже до самоубийства довести и тогда его душу и эйдос точно ничто не спасёт. Ну, или ты сама его убьёшь, в прочем, почему ты его можешь убить, я уже говорила, а повторяться не стану.
- И ты мне, детка, будешь говорить о способах убийства? Пфф… Мда уж. Судя по тому, что вокруг так много тех, кто пытается на меня давить, все же мне придется его убить. Будет больно, жююютко больно, зато никаких больше педалек давления! Для некромага вполне приемлемые и правильные мысли, особенно, если судить, что Сата – эгоист до мозга костей, но что-то ей подсказывало, что совершить столь правильный поступок она еще не готова. Ведь эгоистические поступки совершаются, чтобы тебе самой было хорошо и комфортно.
Келли подошла сзади и вынула осколок. По правде сказать, боль была жуткой, но девушка стояла и премило улыбалась. Потом Лиз отошла, а Сатания начала осматривать окружающее их пространство. Цвет неба так и не сменился с серо-зеленого на более приятный, а вот луна, кажется, стала больше. Кажется… И, все же, их окружал некий сумрак. Ото всюду свет, но все равно темно. Где-то я это уже слышала… Но где?! Вот блин!
- «Аббатикова, приём, приём!»
Некромагиня повернула голову к Келли. И тут до нее медленно дошло, что это был вовсе и не голос. Это были мысли. Причем читать их она вовсе не настраивалась.
- Зая моя, или ты научилась телепатить, в чем я сильно сомневаюсь, ибо времени у тебя не было, или это просто шандец!
- Да, это были мои мысли. Боже, впервые я буду слышать твои мысли так, будто ты всё говоришь вслух.
- ЗА-ШИ-БИСЬ! Просто За-ши-бись! Карашо, в этом тоже есть свои плюсы. В бою пригодится… Кого бы мы тут не встретили.
Она хотела по примеру Келли усесться на траву, но потом заметила, что с той что-то не так. Я, конечно, понимаю, что другой мир, и все такое, но с каких это пор у нас вся трава кровушкой окроплена? Секундой позже это же заметила и Лиз.
- Мда, как будто поле боя. Столько кровушки… Не узнаёшь место? По глазам вижу, что узнаёшь, но не можешь вспомнить откуда… Вот и я не могу вспомнить. Кажется, в какой-то книге видела…
Сатания снова огляделась. На этот раз тщательно, не упуская ни одной детали. Вдруг именно какая-то кроха поможет понять, где они в данный момент находятся. Это сейчас очень важно. Девушка решила не тратить силы, да и вообще себя, дабы разговаривать. Смысла никакого нет. Мысли-то все прослеживаются, да, киса? И тут ее взгляд наткнулся на ржавый шлем и отломанное деревко от копья, и Сату осенило. Ну конечно! Как я могла забыть? Ну, все же сходится, ну!
- В общем, так, слухай сюда, киса. Влипли мы с тобой по самое не балуй.
Она нашла единственный островок, чистый от крови, и уселась на него по-турецки.
- Пока тихо, объясню тебе, несведущей. Ты мифы древнегреческие в детстве читала. Ну, или когда там, не суть! О! Я вижу проблеск воспоминаний. Зевс там, Гера, Арес, он же Арей. Помнишь, да?
Девушка подняла взгляд на вуду.
- Вижу, вспоминаешь. А папаша кто у них был? Правильно, Кронос. А куда он девался? Правильно, кастрирован и в Тартар сброшен. И даже сам Лигул не знает куда. Хотя, подозревают, что Кводнон – одно из последних его дыханий. Но не суть. Сброшен-то, сброшен, а как сброшен? Правильно, после войны между богами и Титанами. А где происходила эта битва? – увидев проблеск понимания в глазах Келли, Аббатикова усмехнулась, - Ты ж моя лапа! Все докумекала! Правильно, здесь.
Девушка встала на ноги и стала прохаживаться по поляне, на которой они оказались сейчас, волею случая. Или не случая.
- Следовательно, мы сейчас находимся в пространстве, которое я называю Среднемирье. Между мирами мы не находимся, значит это не Междумирье. И вообще, находимся ли мы с тобой где-либо, я не знаю. Сейчас ты и я, Сата и Элизабет, вне времени и пространства. И поляна с кровью – плод нашего воображения, чтобы упростить восприятие окружающего мира.
Ай да я, ай да умняшка. Но самое отличное еще впереди.
- А чичас надо как можно быстрее покинуть это место, или придет папочка…
И только она договорила, как небеса затряслись. В прямом смысле.
- Или даже не один папочка…



Красные розы. Что может быть пошлей этого избитого клише.
Все думают, что у них есть стиль, как и чувство юмора, но у большинства нет.
vol. 10
avatar

Единорох

Злыдня многопишущая!
Лиз внимательно слушала всё, что говорила Аббатикова. Она начала понимать к чему она клонит, а потом она окончательно вспомнила всё. И это ей не очень то и понравилось. В конце концов, с титанами она встречи не жаждала совсем.
- Мда уж, перспективы открываются весьма не радужные. Бороться с титанами и тебе, и мне немноожко не по силам, - язвительно произнесла Лиз. Сама же начала вспоминать всё, что читала об этом месте. Небеса тряслись и очень скоро должны были показаться титаны. Если они не смогут расположить титанов к себе, то умрут. А тела навсегда останутся здесь. И никто никогда не узнает, где они и куда делись. Ведь связи с этим местом нет, а значит и с их душами никто не сможет никогда поговорить.
Мысли Келли были чёткими и спокойными, ни единой эмоции, ничего не мешается. Наверно, только благодаря этому, девушка и смогла вспомнить, как им вернуться.
- Ну а теперь, дорогая, ты слушай меня, - Лиз продолжала сидеть на траве, и её абсолютно не волновало то, что одежда теперь безнадёжно испорчена. - Есть несколько вариантов, как мы можем вернуться в наш мирок. Один из вариантов – убить того, из-за кого мы тут. Но, этот вариант отвергается потому, что у нас нет времени выяснять, кто же это сделал. Есть второй вариант – жертвоприношение. Кровь кого-то совершенно тёмного по своей сути надо даровать языческому богу, который нас и вытащит отсюда. Ты случайно такого не знаешь? – На её лице появился хищный оскал, она заглянула в глаза Аббатиковой и проникла в её сознание. Продвигаясь всё глубже в её сознание, подчиняя его. В руке появился кинжал, у ног стояла чаша. Вытянуть всю кровь из Саты… «Почему бы и нет?» Но тут она наткнулась на кое-что в сознании некромагини. На частицу света. Такую маленькую… А когда-то она занимала половину сознания Сатании. Элиз быстро освободила Аббатикову от своей воли, а кинжал и чаша исчезли. Она получила очередное подтверждение того, что её враг не полная тьма и никогда ею не станет. – Как видим, этот вариант тоже не подходит. Хотя бы потому, что ты не знаешь, как совершается данный ритуал, да и не уверена я, что сама являюсь кем-то абсолютно тёмным. Остаётся ещё один способ. Последний из тех, что я помню и тех, которые хоть как-то могут быть нами осуществимы. Нам нужно объединиться. Стать одним целым.«И тем самым сплести судьбы ещё больше…» С некоторым сожалением подумала она и только потом вспомнила, что Аббатикова слышит её мысли. Но это не имела никакого значения. Она всё равно не понимала, о чём это Лиз. – Когда мы вернёмся, мы снова распадёмся на самих себя, ведь подобные заклинания не имеют силы в нашей реальности. – сказала она, как бы «утешая» Сату. Ей тоже совсем не хотелось бы становиться одним целым с ней. Но, она всегда придерживалась золотого правила: цель оправдывает средства. А объединившись, они получат небольшую фору, ведь сами станут размером с титанов, и силы их многократно приумножатся. Пускай, их будет не достаточно, чтобы спастись от титанов, но их будет достаточно, чтобы образовать разрыв ткани этого Среднемирья, через который они вернутся. – Кстати, если до нас доберутся титаны, то нас просто уничтожат. Сомневаюсь, что они пойдут на переговоры с нами.

vol. 11
- Мда уж, перспективы открываются весьма не радужные. Бороться с титанами и тебе, и мне немноожко не по силам.
- Да ну? А я-то все думаю, вот выйдем мы сейчас, такие сильные ляли, и одним пальчиком победим этих доходяг, - презрительно ответила Аббатикова.
- Ну а теперь, дорогая, ты слушай меня. Есть несколько вариантов, как мы можем вернуться в наш мирок. Один из вариантов – убить того, из-за кого мы тут. Но, этот вариант отвергается потому, что у нас нет времени выяснять, кто же это сделал. Есть второй вариант – жертвоприношение. Кровь кого-то совершенно тёмного по своей сути надо даровать языческому богу, который нас и вытащит отсюда. Ты случайно такого не знаешь?
Не знаю, но предполагаю. Ничего у тебя не выйдет, киса, - подумала Сатания, но вслух ничего не успела сказать. В ее разум вторглась вуду. Медленно подчиняя сознание некромагини, та телепортировала нож и жертвенную чашу. Девушка даже не сопротивлялась. Пусть у нее ничего не выйдет, и она останется здесь навсегда! И то, каким способом она получит моральное удовлетворение, Аббатикову мало волновало.
Но тут вуду остановилась. И отпустила ее сознание.
- Я же говорила, милая, ничего у тебя не выйдет. Ну вот. Даже совершенно темной у меня быть не получается. Тебя, я думаю, вскрывать тоже бесполезно, верно?
Половину речи Келли Сатания прослушала, занимаясь самокопанием, и пытаясь не вслушиваться в мысли вуду. Гораздо интереснее для нее было самой добираться до мыслей экс-блондинки, ломая блоки, обходя преграды. А тут… Фи! Но тут ее привлекли прелюбопытнейшие слова.
– …Нам нужно объединиться. Стать одним целым.
- И это говорит мне та, которая чуть меня не пришила тут, как жертвоприношение. Учите матчасть, девушка! Сколько нас прибыло, столько и уйдет. Не уйдет один – не уйдет никто (этого не было в книгах. Мне просто захотелось поумничать ХДД)
– Когда мы вернёмся, мы снова распадёмся на самих себя, ведь подобные заклинания не имеют силы в нашей реальности.
- Обнадежила. А я вот не желаю, черт, сливаться с тобой! Ты грязная! – сказала Аббатикова, сама стоявшая посреди трясущейся поляны в пижаме, заляпанной кровью. Домой вернемся, надо будет незаметно до комнаты дойти. А то проблем потом не оберешься…
– Кстати, если до нас доберутся титаны, то нас просто уничтожат. Сомневаюсь, что они пойдут на переговоры с нами.
Девушка печально надула губки.
- Каак? А мне так одиноко, хочется с кем-нибудь поговорить… А тебе не одиноко, нет? Ведь твой Безволин загибается там лежит, умирает… - девушка посмотрела на свои ногти, доставая ногтем мизинца кровь из-под другого пальца, - хорошо, что мы тут вне времени, да?
Тут небеса затряслись, разнеслась ругань на древнегреческом, и появился ОН.
Такой громадины Сатания не видела ни разу в жизни. Ни по рассказам, ни по картинкам не описать то зрелище, которое предстает твоим глазам, когда ты видишь титана. Его рост, телосложение, доспехи, в конце концов - все это навевает уважение, страх и благоговение.
Он показался из-за небольшого холма, смеясь и потирая руки, испещренные мозолями. А за его спиной раздался обиженный вскрик. Сатания, едва увидев «трудовые мозоли», мягко сказать, немного ужаснулась. Атлас. Черт бы тебя побрал. Твоюююж мааать. Аляляляля.
Его нельзя было сравнить с теми доходягами, которых волею случая назвали в его честь. Они просто держат своды Тибидохса. А этому досталась участь держать все небо. И он неплохо справлялся. Вон даже, спихнуть на кого-то умудрился…
- Что ты там говорила про способ выбраться?...



Красные розы. Что может быть пошлей этого избитого клише.
Все думают, что у них есть стиль, как и чувство юмора, но у большинства нет.
vol. 12
avatar

Единорох

Злыдня многопишущая!
И это говорит мне та, которая чуть меня не пришила тут, как жертвоприношение. Учите матчасть, девушка! Сколько нас прибыло, столько и уйдет. Не уйдет один – не уйдет никто - Лиз закатила глаза.
- Аббатикова, а ты в курсе, что даже от полной потери крови ты не умрёшь? Или ты в этом вдруг начала сомневаться? - девушка, конечно, не спорила, что бывают забывчивые люди. Но она не верила, что некромагиня могла забыть о своих некоторых преимуществах. Скорее, просто желала повыпендриваться.
- Каак? А мне так одиноко, хочется с кем-нибудь поговорить… А тебе не одиноко, нет? Ведь твой Безволин загибается там лежит, умирает… хорошо, что мы тут вне времени, да?- Лиз посмотрела на Сату, как на надоедливую моську, которая всё никак не хочет понять, что слона ей с места не сдвинуть. Она не волновалась за Кирилла, ни капли. И даже не потому, что они вне времени, а потому, что она переборщила с "успокоительным". Тут небеса затряслись ещё сильнее, создалось такое впечатление, что они немного опустились и даже несколько косо стояли. А из-за гор появился Атлант. Самый первый, самый сильный и у которого самая тяжёлая и каторжная работа - держать небо для всего мироздания. Где бы вы не очутились, в параллельном, потустороннем или ещё каком другом мире, над вами будет небо. И это небо, для всевозможных миров, держит именно он - Атлас. Но, иногда ему удаётся переложить эту работу на другого, тогда, а это случается раз в тысячелетие максимум, он может прогуляться по окрестностям. Во всех мирах в это время страшные грозы и различные природные катаклизмы. Ведь небо начинает шататься, и несколько опускается.
- Что ты там говорила про способ выбраться?...- голос Саты был немного взволнован, а Лиз по прежнему было пофиг. Поэтому она, неторопливо пересела на колени. "Надо заканчивать с этими терапиями, а то ведь действительно, рано или поздно я из-за этого что-нибудь не так сделаю".
- Что говорила, то говорила. Теперь уже придётся обойтись без разъяснений о побойсных и возможных других эффектах.
Лиз поднялась с колен и подошла к Аббатиковой. Девушка начала шептать заклинание и наклонилась вперёд. Взяв прядь волос некромагини, она связала её со своей. Хоть узел и был слабым, но, тем не менее, волосы не распались. Голос Келли стал хриплым и как будто не её. Она же уже не видела окружающего мира, она была в трансе и лишь делала то, что должна была делать. Она видела духов, множество духов мёртвых магов и колдунов. Все они начинали говорить с ней в такт, и в её голове был уже хор голосов от которых закладывало уши. Ей казалось, что она просто стоит и шепчет что-то. На самом деле её тело порезало её руку и руку Саты, их кровь смешалась на траве. Потом она подошла сзади и обхватила так сильно, как только могла, некромагиню. В прочем, сама Лиз не подозревала, что всё это делает. Она не видела и не слышала ничего с того места, где находилось её тело. Сама она была между миром мёртвых и живых. И лишь в её глазах можно было видеть всех этих духов.
Опушку озарила яркая вспышка, Лиз вернулась в тело и почувствовала, как её тело просто распадается на мелкие крупинки, потом расплавляется, с чем-то смешивается, а потом снова твердеет и растёт, растёт, растёт... Когда всё наконец остановилось, Элиз отчётливо чувствовала сознание Саты, которое находилось рядом с ней. Она могла видеть каждое воспоминание некромагини, как своё собственное. Переживать каждую эмоцию, как свою. И это было ужасно и невыносимо. Проматывать воспоминания о их первой встрече и чувствовать то, что чувствовала она, одновременно с тем, что чувствовала сама Лиз. "Надеюсь, я забуду всё, что увижу в её голове. Я очень на это надеюсь".

vol. 13
- Аббатикова, а ты в курсе, что даже от полной потери крови ты не умрёшь? Или ты в этом вдруг начала сомневаться?
- Не дождесси! Чтобы я, да сомневалась. Ты, по-моему, сильно переуспокоилась, нет? – сказала Сатания, заметив безразличные глаза вуду.
- Что говорила, то говорила. Теперь уже придётся обойтись без разъяснений о побочных и возможных других эффектах.
Еще и побочные эффекты. Нет, мне точно нужно учиться вуду. Ну или, хотя бы, книги почитать…
Келли начала проводить ритуал. Она забормотала что-то, завязала их волосы, порезала руку себе и Аббатиковой, а потом подошла сзади и обхватила сильно. В тот самый момент Сата увидела их. Множество духов также бормотали что-то, кружась вокруг них. А потом некромагиня распалась. Просто разлетелась, при этом разум остался целостен, а олове начал раздаваться гул голосов. Потом тело вновь собралось, но собралось с примесью чужого. Не моего… Тут Сата начала чувствовать глее-то, определенно недалеко, разум Элиз.
Гул голосов превратился в отдельные слова, воспоминания. Ее и вуду. Все. Вся боль, вся радость, все горе, все счастье. И снова и снова все это проматывалось, заполняя яму памяти их нового тела. Надеюсь, я забуду всё, что увижу в её голове. Я очень на это надеюсь. Угу… И не одна ты.
Теперь посреди поляны стояла полу-Элиз, полу-Сата. Этот гибрид можно было бы даже назвать красивым, если бы не цвет кожи, который «пополамил» тело на две равные части. Загорелую, более темную, и светлую, почти белую.
Атлас, наконец, заметил их. И пребывание здесь незваного гостя явно удивило его.
- Киса, я хочу управлять верхней половиной! Поэтому все, что ниже талии – твое, - подумала Аббатикова, забирая себе часть контроля. Раз уж мы тут волею случая вдвоем, значит надо довольствоваться тем, что есть, и не забывать получать удовольствие.
Титан опомнился, и быстро сокращая расстояние, направился к ним.
- Сознавайся что там дальше по плану в твоей трехнутой головке. А то мне придется говорить с этим милым дядей. Конечно, зубы заговаривать я умею, но и он тоже явно не дурак…
И вообще, насколько я помню, когда создается «гибрид», его можно менять. Тааакс, попробуем…
Сатания стала изменять тело. Руки теперь были ее. И глаза тоже. Это уже прогресс. Не хочу быть половинчатой…



Красные розы. Что может быть пошлей этого избитого клише.
Все думают, что у них есть стиль, как и чувство юмора, но у большинства нет.
vol. 14
avatar

Единорох

Злыдня многопишущая!
- Не дождесси! Чтобы я, да сомневалась. Ты, по-моему, сильно переуспокоилась, нет?
- Ну, есть немножко.
Гибрид был половинчатый: справа Сата, а слева Лиз. Вот и говори после этого, что такие враги никогда не объеденятся. Сата решила изменить верхнюю половину тела, сделав её полностью своей, но Келли не могла этого допустить, поэтому волосы полностью стали её, как и смуглая кожа. "Вот так хоть более равномерно, а то вздумала тут, сплошную себя сделать".
- Сознавайся что там дальше по плану в твоей трехнутой головке. А то мне придется говорить с этим милым дядей. Конечно, зубы заговаривать я умею, но и он тоже явно не дурак…
Лиз задумалась, силы у них полностью наберуться спустя минут тридцать минимум. Только тогда они смогут прорвать ткань этого мира и выйти в свой. Но даже тридцать минут против Атласа они не продержатся. Он их просто прихлопнет, забавы ради. И это при том, что теперь они его ниже всего на полголовы. "По моему плану, нам надо продержаться минут тридцать, а потом уже сваливать. Пока силёнок не хватит. Но его мы можем задержать минуточек на пятнадцать, силы то вуду и некромагии смешались, да ещё и преувеличились. Но это вариант самоубийц,а мы, как я понимаю, собираемся вернуться живыми на родной Буян. Поэтому, я предлагаю начать говорить с ним о райском саду, в который, кстати, можем попробовать попасть. Ну или хотя бы глянуть на него. Всё равно достаточно много узнаем. А раз ты у нас голова, то давай ты и говори с ним по этому поводу. Прогуляться пригласи. Короче, ты и без меня разберёшься. Мне надо просчитать, какие побочные эффекты могут нас настигнуть и когда мы сможем прорывать ткань миров". Сказав это, Келли умолкла и углубилась в подсчёты, расчёты, постоянно прислушиваясь к их силам, которые всё расли. Из сознания с Сатой не смешивались, что не могло не радовать, хоть что-то их обойдёт стороной. А вот кое-что ей совсем не нравилось, они начали менять гибридов, смешивая половины, а это им точно аукнется - в этом вуду не сомневалась. Повинуясь оклику Саты, Элиз начала идти, а куда, это уже говорил мозг.
"Я очень надеюсь, что ты сможешь уговорить его показать нам этот сад. Кое-какие наши проблемы это решит. Хотя бы потому, что если мы встретим одну чудную птичку, то сможем ей позадавать вопросы, а значит я узнаю, как нам избавиться от побочных эффектов, которых нам не избежать".

vol. 15
Элиз снова изменила верхнюю часть гибрида. Эээ, нет, киса! То, чем я управляю, будет выглядеть как я. А ты довольствуйся своей половиной. Сатания полностью переделала верх под себя, а низ под Лиз. И не возникать мне тут!
- По моему плану, нам надо продержаться минут тридцать, а потом уже сваливать...
Сатания хмыкнула. Перспектива просто блещет радужностью и счастьем!
- …Поэтому, я предлагаю начать говорить с ним о райском саду, в который, кстати, можем попробовать попасть. Ну, или хотя бы глянуть на него. Всё равно достаточно много узнаем. А раз ты у нас голова, то давай ты и говори с ним по этому поводу.
- В себя далеко не уходи. Мне нужны будут ноги… Поговори… Легко сказать. Подходишь тут к практически самому древнейшему существу и говоришь: «Здравствуй, титанище! Я пришла заговорить тебе зубы!»
После минуты раздумий, Аббатикова таки придумала какой-никакой, а все же план действий…
- Ку-ку, зайчик, топай ножками вот к тому милому дяде!
- Я очень надеюсь, что ты сможешь уговорить его показать нам этот сад. Кое-какие наши проблемы это решит. Хотя бы потому, что если мы встретим одну чудную птичку, то сможем ей позадавать вопросы, а значит, я узнаю, как нам избавиться от побочных эффектов, которых нам не избежать.
Девушка хмыкнула про себя.
- Откровенно говоря, мне плевать на побочные эффекты. Если мы вернемся, и распадемся обратно на самих себя, меня это будет несказанно радовать! Но я, так уж и быть, схожу до этого садика...
Ножки неумолимо приближали их к титану. Тот стоял, с интересом разглядывая их. Первым рот открыл он.
- Кто ты? Что за существо, и как сюда попала?
Интересный вопрос. Я бы тоже хотела узнать, кто и как… Она вскинула глаза. Ее собеседник в лице не изменился. Значит, мысли мои он не слышит. Еще один плюс в нашу копилочку…
- Я – новое неизведанное существо. У меня нет ни имени, ни названия. Как я здесь оказалась, не знаю, - немного подумав, девушка сказала, - но ведь такой сильный мужчинка поможет мне, спасет бедную девушку от голодной и холодной смерти, и имя даст?
Сатания не могла предугадать реакцию на свои слова, но надеялась, что если это существо мужского пола, то в нем взыграет хоть капля джентльмена.



Красные розы. Что может быть пошлей этого избитого клише.
Все думают, что у них есть стиль, как и чувство юмора, но у большинства нет.
vol. 16
avatar

Единорох

Злыдня многопишущая!
-Откровенно говоря, мне плевать на побочные эффекты. Если мы вернемся, и распадемся обратно на самих себя, меня это будет несказанно радовать! Но я, так уж и быть, схожу до этого садика... - Элиз захохотала. Она сомневалась, что Аббатиковой может понравится то, что вероятнее всего с ними случится.
- Сата, я не уверена, что ты будешь счастлива, иметь в своём теле какую-то не свою часть, а мою. Например, ножки, глазки, кожу. И это минимум, что с нами случится. Мы можем поменяться телами или магией. Тоже, как вариант. - Лиз шагала к этому титану и думала. Порвать ткань миров не так то просто, особенно если они во что-то вляпаются и им придётся спешить, то можно вообще не туда попасть. А они во что-то вляпаются, обязательно,это же они. Хотя, тут даже будет не вина Келли, она то только и может, что видеть и слышать, да подсказывать.
- Ээ.. ну я не могу дать тебе имя, его даёт создатель. Но раз ты не знаешь, кто он, то на все вопросы может ответить птица Говорун. Она в саду. Идём, - вероятно, на этот джентельменский поступок и рассчитывала некромагиня, и расчёт её оправдался, что весьма обрадовало Элиз. Увидеть райский сад, поговорить с птицей, это тебе не золотая рыбка или ещё какое существо, с ограниченными возможностями, ей можно задавать хоть целую вечность вопросы, главное - ничего ей не обещать, иначе придётся выполнять или оказаться погребённым заживо. "Ты, надеюсь, помнишь об этом, лапа?" Вскоре они приблизились к концу неба. Атлант, что был поменьше Атласа, держал небосвод. С его лба камнями скатывался пот, лицо было искажено. "Мда, он явно был создан не для этой работы". Смотреть на конец неба было удивительно. За ним простирался яркий ослепительно белый свет, а само небо было как будто диском. Но нельзя было заглянуть и увидеть, что над ним. Всё что дальше неба в пределах видимости - это пустота. "А считается, что пустота - это тьма. Вот так люди вечно обманываются". Райский сад начинался там, где заканчивалось небо. В нём было обилие цветов и деревьев. Везде висели золотые клетки с птицами. И лишь одна птица сидела не в клетке. Она была рядом с забором и мирно пошатывалась на ветке цветущего деревца.
-Вот, к ней топай. Ей задавать вопросы надо, только не сглупи. Осталось пятнадцать минут продержаться, думаю, сил наберётся достаточно.

vol. 17
- Сата, я не уверена, что ты будешь счастлива, иметь в своём теле какую-то не свою часть, а мою…
Сатания задумалась.
- Да уж. Ты страшная. И вообще, что это ты так забеспокоилась? Или я что-то путаю, и не ты мне твердила недавно, что тело – простая оболочка? А кипишу наводишь больше, чем я!
- Ээ... ну я не могу дать тебе имя, его даёт создатель. Но раз ты не знаешь, кто он, то на все вопросы может ответить птица Говорун. Она в саду. Идём.
Птица Говорун отличается умом и сообразительностью. Отличается умом, отличается сообразительностью. Аббатикова ухмыльнулась. Ее расчет оказался верен. Топай, давай, топай и не отставай!
- Вот, к ней топай. Ей задавать вопросы надо, только не сглупи. Осталось пятнадцать минут продержаться, думаю, сил наберётся достаточно.
- Поправочка. Топаешь у нас ты. Я только ручками машу, и головой кручу. И, знаешь, я понятия не имею, как мы тут продержимся. Потому что не вызывая у большого дяди подозрений спросить то, что нужно нам, и получить правильный ответ не выйдет…
Хмм… Вот если бы Атланта куда-то услать…
- А тебя как зовут? У тебя есть имя и создатель?
- Имя мое – Атлас. Создатель мой – Кронос, отец всех титанов.
- Недурно… А ты тоже будешь задавать птице вопросы?
- Нет. Я знаю все, что мне нужно.
Сата чуть не закатила глаза. Я думала, что строить наивную дурочку с ним будет сложнее. Из чего я делаю вывод, что либо об изворотливом уме титанов ходят лживые легенды, либо это исключительно этот титан недалекого ума. Хотя в принципе все верно. Зачем грубой физической силе ум. Вычислять массу неба, томящегося на его плечах?
- Так может, если ты ничего не будешь у нее спрашивать, то оставишь меня наедине с этой маленькой пташкой. Все же узнать имя создателя, да и свое тоже, это интимный разговор, нет? Ты знаешь, что такое интим?
Атлас, бурча что-то, укал ей на то, что она итак видела. Единственную пташку, сидящую вне клетки.
- Мерси, благодарю и все такое прочее.
- Ты испытываешь мое терпение.
- Все-все. Больше не буду!
Сатания старалась не смеяться. Вроде бы у нее это получалось. И как же зовут нашу пташку? А, впрочем, неважно.
- Птичка, не подскажешь ли ты нам как избавиться от побочных эффектов после того, как этот гибрид распадется?
- А еще, птичка, скажи-ка нам, забудем ли мы все то, что видели сейчас друг у друга в голове?

Эти два вопроса сейчас казались Аббатиковой наиболее значимыми. Еще что-нибудь желаешь спросить, киса?



Красные розы. Что может быть пошлей этого избитого клише.
Все думают, что у них есть стиль, как и чувство юмора, но у большинства нет.
vol. 18
avatar

Единорох

Злыдня многопишущая!
А кипишу наводишь больше, чем я! - Лиз хмыкнула.
- Я всего лишь тебя предупреждаю. В конце концов, ты должна знать, на что пошла.
Атлант ушёл в неизвестном направлении и теперь можно было расслабиться. Хотя бы частично. А Аббатикова уже спешила задать вопросы.
- Птичка, не подскажешь ли ты нам как избавиться от побочных эффектов после того, как этот гибрид распадется?
- А еще, птичка, скажи-ка нам, забудем ли мы все то, что видели сейчас друг у друга в голове?

В принципе, Сата задала всё, что было важно в этот момент для них. Но у девушки было ещё много вопросов, которые, всё же, задавать она пока не хотела.
- Почему все нынче такие не вежливые? Может поздороваешься,хотя бы? А то, столько вопросов, столько вопросов, - птица склонила голову на бок и, казалось, заглянула прямо в душу.Она знала всё, что хотели спросить девушки, и на всё знала ответы. Но такова была её натура, не дать ответы, а заставить что-то пообещать. - допустим, я отвечу на твой вопрос. А что мне за это будет?
В голосе птички были звенящие нотки, которые пытались опутать, заставить что-то пообещать. Будь тут одна Лиз или Сата, они бы уже точно наобещали с три короба, но вдвоём им было проще. "Нет, ты должна ответить на эти вопросы, должна".
- Если вы будите выбираться не спеша,  при этом разделившись на столько, на сколько это возможно, то, может быть, никаких побочных эффектов и не будет. - Лиз спокойно выдохнула, если она начала отвечать, то уже дальше должно быть проще. "Не забывай, ничего не обещать".- Может да, а может нет. Всё зависит от того, на сколько вы связаны. - птица снова замолчала. "Так на сколько мы связаны, чёрт?! Не молчи!" Келли прониклась ненавистью к этой птичке. Она знала, что волнует Лиз и специально связала ответ с этим. Всё что ни делалось, всё специально. А птица почувствовала гнев девушки. Она посмотрела в глаза гибриду, но словно в глаза Лиз. И её глаза больше не были насмешливыми. - А почему я должна отвечать на твои вопросы, вуду? Ты их не задаёшь вслух, а значит и отвечать я не должна. -  вот теперь уже чувствовалось, что это не просто птица, а птица древняя, магическая, словно тоже языческий бог. До Элиз только теперь дошло, что она снова волнуется и гневается, как обычно. "Чёртова птичка, это из-за неё всё. Всё ведь знает, всё видит. Спроси у неё, на сколько мы связаны и что с Безволиным. А если не спросишь, я спрошу сама, просто тогда уже ты ножками руководить будешь".

vol. 19
- Я всего лишь тебя предупреждаю. В конце концов, ты должна знать, на что пошла.
- Что-то с тобой не то, милая, ой, что-то не то…
- Почему все нынче такие не вежливые? Может поздороваешься, хотя бы? А то, столько вопросов, столько вопросов.
- Тебе, зая, куда еще здоровье-то? Насколько я помню, для тебя умереть настолько же просто, как и для меня. Если не сложнее.
- Допустим, я отвечу на твой вопрос. А что мне за это будет?
С ее уст чуть не сорвалось какое-нибудь язвительное обещание, но Сатания вовремя заткнулась.
- Если вы будите выбираться не спеша,  при этом разделившись настолько, на сколько это возможно, то, может быть, никаких побочных эффектов и не будет.
Может быть… Отлично… Такой точный, исключающий все недопонимания ответ.
Чёртова птичка, это из-за неё всё. Всё ведь знает, всё видит. Спроси у неё, насколько мы связаны и что с Безволиным. А если не спросишь, я спрошу сама, просто тогда уже ты ножками руководить будешь.
А как ты хотела, киса? Это ж не хухры-мухры, а древняя магическая птица. Я-то спрошу, вот только угрожать мне не стоит. Во-первых, это не эстетично, а, во-вторых, ты не забывай, что мы с тобой не друзья, и никогда ими не станем. А, значит, люлей получить ты всегда успеешь.
- Птичка, не обращай ты на нее внимания. Разговаривай лучше со мной. Скажи, будь любезна, насколько мы с этой особой, которая сейчас сидит внутри меня, связаны?
- Ну и, так уж и быть. Что с Безволиным?
- Что за Безволин? – спросили где-то рядом.
Знаешь, киса, думаю, нам пора сматываться. Ты так не считаешь?
- Ты обманула меня?!
- Было дело. Прости лапа, и прощай! Кушай кашку, и иди выполняй сою работу. Мы же не хотим, чтобы небо упало нам на голову, нет?!



Красные розы. Что может быть пошлей этого избитого клише.
Все думают, что у них есть стиль, как и чувство юмора, но у большинства нет.
vol. 20
avatar

Единорох

Злыдня многопишущая!
А, значит, люлей получить ты всегда успеешь. Лиз фыркнула.
- Ну всё, жуть как страшно. Сейчас сердце остановится. Напугала кота сосиской.
Но, тем не менее, Аббатикова озвучила вопросы Келли. Однако, удача уже отвернулась от них.
- Какой Безволин?«Ну, класс! Просто везёт, как никогда».
Знаешь, киса, думаю, нам пора сматываться. Ты так не считаешь?
- Я всё понимаю, детка. Но мне нужно ещё минуты две.- Девушка опять проверила силы и, убедившись, что силы их уже восполнились, она начала захватывать контроль. – Лапа, придётся тебе потесниться немного. Ты ведь помнишь, что говорила птичка?
Вуду захватила правую половину, Сате же пришлось довольствоваться левой. Сейчас осталось только сделать столько сложное задание: разъединить их сознание как можно сильней, чтобы они совершенно не переплетались и почти не соприкасались. Элиз кинулась вправо так резко, будто хотела вырваться из тела. Девушка ткнулась в телесную оболочку, та была как титановая стенка, сквозь неё было невозможно пробраться, даже захоти Лиз этого действительно. Но выбираться из тела в её планы не входило. Она просто попыталась сжать своё сознание так сильно , на сколько это было возможно. А потом она начала связывать их силы. Чего стоит, пускай и преувеличенная во много раз, вуду в месте, где все существа древние порождения верховных языческих богов, которые, в свою очередь, порождения Хаоса? А некромагия? Ничего. Зато вместе они способны хоть на что-то. Атласу уже надоело слушать колкости от Аббатиковой, и он занёс руку, чтобы снести голову гибрида, которая всё ещё была полностью Сатании. У них просто не было времени возвращать всё на место. Элизабет среагировала быстро и выставила щит, сотворённый их магией. Сделан он был слишком быстро, да и сила у титана весьма не маленькая, поэтому по нём тут же прошлась трещина и он развалился. Однако, атлант никак не ожидал сопротивления, тем более успешного. Он опешил. И пока приходил в себя, девушки создали щит по лучше, который был способен хоть немного задержать каменного дяденьку.
- Ну, а теперь приступим к главному, ради чего нам и пришлось объединиться.
Келли скрючила пальцы и начала «царапать» воздух, словно перед ней было полотно, которое она пыталась разрезать коготками. Через ногти передавалась магия и вскоре прямо в воздухе образовался маленький разрыв, сквозь который выходил яркий свет. Элиз схватилась за края разрыва и начала растягивать их, к ней присоединилась и Сата. Разрывать ткань было очень сложно, это не тряпку разделить, о края они резали руки, и кровь стекала на землю. Ещё и от Алтаса приходилось защищаться, который понял, что его хотят кинуть с носом. Наконец, после почти титанических усилий, разрыв оказался достаточно большим, чтобы было возможно в него войти. Но всё же переступить границу было слишком сложно, что-то отталкивало их. И вошли они туда, только благодаря титану, который прорвал-таки их защиту, адреналин ударил в кровь, гибрид приложил максимум усилий и всё же преодолел невидимую преграду. Яркий свет ослепил Лиз, она закрыла глаза, но сквозь веки свет всё равно прорывался. Она снова почувствовала, как распадается на молекулы, а потом собирается.  В ушах был звон, будто тысячи стёкол разбиваются снова и снова. И… всё пропало. Резко, быстро и неожиданно. В глаза больше не бился яркий свет, в ушах ничего не звенело. Сначала ей показалось, что она попросту ослепла и оглохла. Но девушка услышала, как где-то, кажется, совсем недалеко проскакал заяц, а с ветки взлетела сова. Лиз пошевелила одной рукой, потом второй. Всё было нормально, всё на месте, ничего не потерялось. Как будто ничего этого и не было. Девушка села на траве и открыла глаза. Да, всё это с ними происходило. Вся одежда заляпана кровью, а в руке по-прежнему игла.  Келли глубоко вдохнула и выдохнула. И только сейчас поняла, что до этого не дышала вообще. Вуду прислушалась к своему организму и заметила, как сердце бьётся медленно-медленно лишь для того, чтобы гонять кровь. Сама она была холодной. Но при этом чувствовала и слышала, как бьются сердца всех животных, что были рядом в лесу. Но одно сердце билось громче. Элиз повернулась на его стук и увидела Аббатикову. Та всё ещё лежала на траве, что-то явно было не так, и та это чувствовала.  Келли поднялась и приблизилась к некромагине, как можно осторожней, мало ли, решила отомстить и сейчас накинется на неё. Но нет, Сата по-прежнему лежала, лежала с открытыми глазами. И правый глаз был другим. Это был не глаз некромагини, то был глаз Лиз.
- Ну, класс, это, конечно, просто офигительно. У тебя мой глаз, ты в курсе? – В голове у вуду был гул голосов. Все что-то говорили, но говорили не ей. А говорили сами себе. Правда, было сложно выудить какой-то конкретный и прислушаться к нему.  Это совсем не понравилось девушке. Ей вообще не нравилось всё то, что сейчас было. Температура её тела, то, что ей с чего-то вдруг не надо было дышать. В голове проскользнула одна догадка и, подняв какое-то стекло, она полоснула им себя по руке…

vol. 21
- Я всё понимаю, детка. Но мне нужно ещё минуты две.  Лапа, придётся тебе потесниться немного. Ты ведь помнишь, что говорила птичка?
- Ну, склерозом я не страдаю. Лишь только удачно имитирую.
Что происходило дальше больше походило на сцену из какого-нибудь Голливудского фантастического фильма. Их атакуют. Они, двое кровных врагов, объединяются, чтобы выжить. Защищаются, параллельна разрезая ткань между мирами. Изрезая руки в кровь, но открывают и исчезают так же стремительно, как и появились.
Сата распадалась так же, как и в прошлый раз. Ее немного беспокоило, что она может собраться как-то не так… Но, все же, она собралась воедино обратно. Со стальным звоном в ушах, и резким белым светом в глазах. Секунда, и вот исчез и свет, и звук.
Аббатикова резко открыла глаза. Ее взору предстало привычное земное небо. Но, как-то размыто. Не так, как должно быть. В ушах тоже стоял какой-то размытый шум. Но Сата списала все на последствия столь стремительной телепортации. Все пройдет. Немного позже. Некромагиня не шевелилась. Просто лежала и, потихоньку дышала. И тут ощутила, что ей очень мало кислорода. Пришлось вдохнуть полной грудью. Это уже навело на Сату некоторые сомнения. Девушка подняла руку, и дотронулась до своей щеки. Она была странно горячей, нормальной температуры. Нет!.. Это не должно было случиться! Над ней нависла чья-то тень. Сате пришлось перефокусировать зрение на подошедший объект, чего раньше никогда не требовалось.
- Ну, класс, это, конечно, просто офигительно. У тебя мой глаз, ты в курсе?
- У тебя мой глаз, ты в курсе? – передразнила Сата вуду, - а ты в курсе, что у тебя мои способности?!
Но вуду ее не слышала. Или проигнорировала. У той были дела поважнее. Она полоснула себя по руке взявшимся из ниоткуда стеклом. Получилось слишком глубоко. У Аббатиковой на руке появилась такая же рана. Девушка вскрикнула от боли. Ее чувствительность была очень усилена. Ведь вуду не некромагии… Еще одной проблемой было то, что рана, у Лиз она зажила почти мгновенно, а у Саты не спешила. Тогда девушка оторвала лоскут от того, что несколько часов назад было ее халатом, и сделала жгут. Все было сделано быстрыми и отточенными движениями. Опыт он такой. Его же не пропьешь. И вот, когда все манипуляции были окончены, брюнетка подняла свои глаза на вуду. Она чувствовала, что сидит бледная, и у нее кружится голова.
- В следующий раз предупреждай, ок? У нас сейчас не битва, если ты забыла… К тому же, не расходуй, пожалуйста, мою энергию по пустякам. Я все же надеюсь вернуть все на место.
По сути, сейчас был самый идеальный момент, чтобы убить Келли. Сатания прекрасно знала все способы убийства себя. Но ей не хотелось потом проводить остаток своей короткой жизни в муках, да еще и с усиленным болевым порогом. Это для меня усиленным. А для всех остальных вполне нормальным.
Девушка поднялась. Ее немного шатало. Потому,  что они обе были вымотаны практически до смерти, а энергия в магическом мире играет почти самую ведущую роль. Еще минута, и я упаду в обморок. Или усну. Фу! Не желаю я быть вуду! Ну, никак! Надо бы подпитаться… И как это делать? Эта подлюка ничего мне объяснять не станет. Филейной частью своей чую.
Тут, будто дожидаясь момента, перед ней запрыгали тени. Десять из них девушка не знала, а одиннадцатая показалась ей знакомой. К ней девушка и потянулась. Не телом. Аурой и душой. Это оказалась вполне знакомая для нее старуха. Та, которая при жизни смахивала на Бабу-Ягу (не путать я Ягге!), а при смерти неплохо помогла Сате тогда, на пляже. А с чего б ей здесь быть? Ах да, она же еще и вуду баловалась. Может, отвалит мне пару баночек энергии, а?
Все происходило на интуитивном уровне, и девушка чувствовала, что во второй раз такого не повторится. Через минуту некро-вуду стояла если уж не полная энергией под завязку, то, хотя бы, живая и вполне бодрствующая.
-  Прости, зай, но на нашем берегу из разложенцев можно найти только хмырей. Да и то не факт.



Красные розы. Что может быть пошлей этого избитого клише.
Все думают, что у них есть стиль, как и чувство юмора, но у большинства нет.
vol. 22
avatar

Единорох

Злыдня многопишущая!
- В следующий раз предупреждай, ок? У нас сейчас не битва, если ты забыла… К тому же, не расходуй, пожалуйста, мою энергию по пустякам. Я все же надеюсь вернуть все на место.
- Извиняюсь, - усмехаясь, произнесла девушка. Рана, как и предполагалось, зажила.- Это была небольшая проверочка. На то, на сколько полностью силы поменялись. А поменялись они полностью.
Сколько Лиз не читала о некромагии, сколько о ней не знала, всё одно, управлять этими силами было сложно, ведь практики нет и не было.  Но сейчас Элиз волновало кое-что другое. Кирилл. Они связаны иглой, значит у его тела сейчас такое же состояние, что и у неё. А это плохо. Ведь он фактически мёртв. Долгое пребывание в таком состоянии явно не могло отразиться хорошо на его самочувствии. Значит надо было срочно возвращать свои способности. Срочно. Однако, сама девушка была сильно измотана. Энергия была очень близка к нулю, а это значило, что даже мозг не сможет быстро думать. Аббатикова уже нашла выход из данной ситуации и, явно насмехаясь, сказала:
- Прости, зай, но на нашем берегу из разложенцев можно найти только хмырей. Да и то не факт.  - "Кто ж сомневался, что её совет окажется таким дельным". Но Элиз уже и сама нашла выход из ситуации. Она по-прежнему чувствовала живых существ в радиусе несколько километров. Она слышала, как бьются их сердца. Настроившись на их волну, в радиусе около километра, вуду умертвила их. Она услышала, как птица, только взлетевшая, упала на землю. Из этих мёртвых тушек, она и вытянула какое-то количество энергии. Её было не совсем много, ведь из больших животных было только две лани, и один кабанчик, все остальные мелкие грызуны, птицы или зайцы. Но девушка всегда была выносливой. И в таком состоянии могла сделать очень много. Ведь, как известно, человек чувствует усталость, когда использует 20% своих возможностей. 
- Думаю, нам следует посетить Абдуллу. Он, возможно, и поломается немного, но есть способы его заинтересовать. Думаю, его можно уговорить нам помочь. А выход из сложившейся ситуации он наверняка знает. 
Келли направилась вперёд к замку. Она действительно возлагала надежды на джина, по скольку к преподавательскому составу она обращаться не желала.

vol. 23
- … Это была небольшая проверочка. На то, насколько полностью силы поменялись. А поменялись они полностью.
- О да! Я счастлива и плююсь радугой. Разве что бабочками не какаю.
- Думаю, нам следует посетить Абдуллу. Он, возможно, и поломается немного, но есть способы его заинтересовать. Думаю, его можно уговорить нам помочь. А выход из сложившейся ситуации он наверняка знает.
Сатания прикинула в голове. Конечно, джинн знает много. Но эта сварливая карга никогда ничего так просто не делает. А заинтересовать его можно только действительно очень дельным предложением. Только не факт, что скажет он всю правду, до конца. Надо придумать рычажки давления…
Девушка не спеша шла по направлению к замку и пыталась привыкнуть к новым ощущениям. Все стало таким… серым, что ли? Все звуки приглушились, краски потухли. Единственное, что воспринималось сейчас ярче – это боль. Вот уж не нравилось это Сате, так не нравилось. Однако кроме всего прочего, она не чувствовала чего-то особенного в этой магии. Может, я просто ничего не вижу? Если у некромагии проявлялось хотя бы в том, что проходя мимо людей, их хотелось умертвить, то с вуду нифига подобного. Скорее не вижу.
Дорога до библиотеки прошла как-то слишком быстро и… тихо? Определенно да. Но вот перед глазами оказываются тяжелые двери, распахнув которые ты попадешь в святилище джинна – в библиотеку.
- Абдулла! Где ты, бяка прозрачная? Нам нужна твоя помощь…



Красные розы. Что может быть пошлей этого избитого клише.
Все думают, что у них есть стиль, как и чувство юмора, но у большинства нет.
vol. 24
avatar

Гость

Гость
Девушки, открывшие двери в библиотеку, даже не подозревали на какую ужасную кару нарвались. Черномагические заклинания, навешанные Абдуллой, как мишура на елку, бросились на двух студенток и, образовав сеть из красных искр, подвесили к потолку. Возможно они и поборолись бы, если бы все было как раньше. Но финита ля, как говорят французы.
Одинокий язычок пламени свечи трепетал в темной библиотеке. Абдулла шел на шум. 
- Какого дьявала вы здесь забыли, молодые самоубийцы? Или вам захотелось выворачивающего внутренности проклятья из тринадцати согласных?
Голос Абдуллы глухо прокатывался по библиотеке. Черномагические фолианты, принесенные из особой секции запретного раздела, трепетали своими страницами. Одним щелчком Абдулла зажег все свечи. Спектакль одного актера начался и моментально закончился, как только Абдулла увидел кого к нему принесло. Проклинать некромагов и соотечественницу вуду не было большого смысла, ведь их магия была запрещенной, а современной черной магии Абдулла сочувствовал. 
- Какая нелегкая носит вас по ночам, дурищи? - От щелчка пальцев Абдуллы все черномагические заклятья вернулись на место, а девушки, в странных позах, поплыли за джином. Сумасшедший библиотекарь не признавал магии колец. Только внутренняя сила. Нечего больше. Дотащив ночных проходимок до безопасного островка возле конторки Абдулла указал на два свободных стула, это была не слыханная доброта с его стороны.
- Я расскажу вам одну историю, после которой вы быстро уберетесь из библиотеки. Иначе мое проклятья убьет вас быстрее чем вы успеете это осознать, ферштей? - Дрейфующие бородавки джина говорили о том, что он ни разу не врет. Он всего лишь предупреждает. - а теперь слушайте. Не так давно, буквально вчера, мне, величайшему черному магу данной лачуги, пришло странное виденье: два лютых врага, при беседе о жизни другого, распадутся и вернуться другими людьми. И встретят они великого пророка и древнейшая магии будет им противником. И только симбиоз тьмы и тьмы, света и света, зла и зла, магии и магии спасет их. В своем бушующем безобразии они захотят получить ответ... Я нашел этот ответ. И не один, но цены для него нет. 
Абдулла замолчал и вернул нос на родину. Творческо-лирические ля-ля были для него близки.
- А теперь задавайте свой вопрос и валите отсюда, пока не померли.

vol. 25
avatar

Единорох

Злыдня многопишущая!
Лиз знала, что Абдулла пророк, поэтому не удивилась, когда он своим запутанным языком поэта рассказал о том, что случилось с ними.
- Я так понимаю, объяснять, что именно случилось нет смысла? Тогда сразу к вопросу. Не подскажешь ли ты нам, каким образом можно всё вернуть на свои места? Нас совсем не устраивает то, что мы поменялись способностями. Например я до мозга костей вуду, мыслю именно как они и, в принципе, не смогу быть некромагом. Меня способность убьёт раньше, чем я освоюсь хоть как-то. - Келли говорила абсолютную правду. Ей было до невозможного не привычно быть некромагом. Да и про то, что способности могут убить хозяина она знала достоверно точно. Если ты не справляешься, если ты не способен держать под контролем силу, то она подчиняет тебя себе. А потом убивает. Но не только в этом была причина. Ещё и в Кирилле. - Кроме того, тело некромага практически мертво. А от состояния моего физического тела зависит жизнь другого человека. Я же пока не знаю, как сделать так, чтобы он мог жить спокойно и без меня.
Келли знала, что помочь он может. Но вот согласится ли хотя бы подсказать? Лиз не любила зависеть от решений, которые принимает не она. Не любила оставаться в должниках. Но другого выхода не было. "Эх, сколько раз уже можно себе повторять, что надо быть абсолютной эгоисткой? Эти привязанности... Это всё слабость, ужасная слабость, которая не нужна, от которой страдаешь". Бородавки Абдуллы дрейфовали с места на место, а девушка ждала ответа. Хоть какого-то.

vol. 26
avatar

Гость

Гость
- Я так понимаю, объяснять, что именно случилось нет смысла?
- Конечно нет. Я же величайший пророк нынешнего столетия. Да и не нынешнего тоже. 
Абдулла, как не расколотый айсберг, парил над полом. В его хитрой голове рождались удивительные планы и замыслы. О которых, конечно, никто кроме Абдуллы не знал. Да и не рискнул бы залезть в голову почетного джина, мало того, что прищучит, так еще и сглазом запустит, а с ножками сороконожки на человеческом теле ой как не удобно.
- Мертвое тело, мертвый Киричка, какой кошмар, какой ужас, просто. - Абдулле, как и всякому темному магу, были хорошо известны родственички-трололошники: цинизм, пофигизм и язвительность. Услугами этих родственичков он и пользовался. - Если я скажу, что он уже одной ногой в рюкзаке смерти, то не ошибусь. Отскакивающие проклятья страшная штука. Особенно через связку. Особенно через сильную. Чем сильнее связка, тем сильнее сглаз. Тут ни иголочки не помогут, ни вуду, ни девка-негромансерша. Да ведь, лапушки? Ну что-то я заболтался. Пора вам и честь знать. 
Абдулла определенно что-то знал, но своими знаниями делиться не хотел. Ой как не хотел. Правда он еще не ответил на один интересный вопрос мисс Келли, ну ведь никто никуда не торопиться, правда?
- Кстати, чтобы вернуть все на свои места есть заклинание уборки. Но вам оно не поможет. В силах вам помочь только несколько вещей: зеркало Тантала, игра контрабаса или обряд мертвой звезды. Но я опять болтаю про запрещенные вещи, директор будет не доволен. Пойти, что ли, послесловие к поэме дописать?
Слова у Абдуллы не расходились с делом, и поэтому он, не взирая на такую мелочь как деревянная конторка, поплыл в свои закуток дописывать убийственную поэму. 
- Чтобы не мучатся шагните вооон на ту красную завесу. Вам будет весело, обещаю.

vol. 27
- ...Меня способность убьёт раньше, чем я освоюсь хоть как-то.
Угу, убьет, как же... Мечтай и радуйся. Не убьет, а сотрет с лица всех миров... И правда. Аббатикова совершенно не привыкла использовать вуду. Магия, не чувствовавшая в девушке приязни, уже готова была вырваться из-под малого, но, все же, контроля, и убить брюнетку. Да и Келли явно не сияла от счастья.
До этого Аббатикова молчала. Думала, что Элиз справится сама. Так до поры до времени и было.
- Кроме того, тело некромага практически мертво...
Фактически. Но это не суть важно.
- Мертвое тело, мертвый Киричка, какой кошмар, какой ужас, просто.
Брюнетка ухмыльнулась.
- Именно об этом я и толкую уже битый час сей особе. А она еще и кидается на меня, бяка противная!
Джинн говорил много, но для Саты совсем не по делу. Тут, наконец, в речи Абдуллы проскользнуло что-то, несущее информацию.
- ...В силах вам помочь только несколько вещей: зеркало Тантала, игра контрабаса или обряд мертвой звезды. Но я опять болтаю про запрещенные вещи, директор будет не доволен.
Так. Насколько я помню, зеркало уничтожили в прошлый раз. Контрабас... С контрабасом проще. Этот вариант надо рассмотреть. Обряд. Эмм, стоп! Запрещенные вещи?! Он точно нас имел в виду?!.
- А мы директору не скажем. Это будет наш маленький грязный секретик. Тайны! Разве ж это не прекрасно?!
Сатания слегка усмехнулась. Блин. Проще было бы, если бы джинн сразу сказал что ему надо в обмен на информацию. А то вытягиваем все как кхм...



Последний раз редактировалось: Сата Аббатикова (Вт 2 Июл - 9:49), всего редактировалось 1 раз(а)



Красные розы. Что может быть пошлей этого избитого клише.
Все думают, что у них есть стиль, как и чувство юмора, но у большинства нет.
vol. 28
avatar

Гость

Гость
- Это будет наш маленький грязный секретик.
Глаза Абдуллы проступили на затылке. Моложаво повернувшись на триста шестьдесят градусов, очи библиотекаря остановились на Сате. 
- Секретик, говоришь? Кхм, интересно, интересно.
"Секретик ей, чует, что жареным пахнет. Зеркала нет, магическую мелодию из контрабаса мог извлечь только Феофил..."
Абдулла хлопнул своими призрачными ладонями и уплыл куда-то за стеллаж. Вернулся он довольно быстро. Перед ним парила тяжелая книга. Кое-где на ней были пятна плесени или засохшие кровяные подтеки. Положив книгу на конторку, Абдулла вернул на место глаза и рот, нос же остался дрейфовать на просторах головы джина.
- Это всеми забытая книга. И чтобы получить информацию вам придется кое-что сделать. Не спрашивайте что. И не интересуйтесь почему я вам так быстро помогаю, это не для ваших детских мозгов. Вам всего лишь нужно произнести клятву следующего содержания: "Я клянусь выполнить просьбу Абдуллы в любое время и в любом месте, а если я нарушу клятву, то мне не будет покоя не в одном из миров." И заклятье скрепляющее. Нам, старым людям, много не надо. 
Абдулла с любопытством посмотрел на ночных посетительниц. Весьма странно посмотрел, один глаз смотрел на Элизабет, а второй на Сату.

vol. 29
Всего лишь бредни сонного человека...

Джинн скрылся за стеллажами, и через минуту выплыл с одной очень древней на вид книженцией.
- Это всеми забытая книга. И чтобы получить информацию вам придется кое-что сделать. Не спрашивайте что. И не интересуйтесь, почему я вам так быстро помогаю, это не для ваших детских мозгов. Вам всего лишь нужно произнести клятву следующего содержания: "Я клянусь выполнить просьбу Абдуллы в любое время и в любом месте, а если я нарушу клятву, то мне не будет покоя не в одном из миров." И заклятье скрепляющее. Нам, старым людям, много не надо.
Некромагиня задумалась. Конечно, она ожидала джинна нечто подобное, но, все же, более реальное, на ее взгляд.
- Да уж. Не надо много старым людям…
Вообще, выбор стоял довольно серьезный. Кто знает, что взбредет старому джинну в голову в следующий миг, и о чем он попросит. Но умереть из-за неспособности контролировать способности… Такая перспектива тоже не прельщала девушку.
- Ну, уж нет. Я хочу обратно свои способности! Я клянусь выполнить просьбу Абдуллы в любое время и в любом месте, а если я нарушу клятву, то мне не будет покоя не в одном из миров. Разрази громус!
Из кольца, соскучившегося по магии, вылетела красная искра. Да и начнется веселая жизнь!



Красные розы. Что может быть пошлей этого избитого клише.
Все думают, что у них есть стиль, как и чувство юмора, но у большинства нет.
vol. 30
avatar

Единорох

Злыдня многопишущая!
И заклятье скрепляющее. Нам, старым людям, много не надо. - Келли хмыкнула. "Ну да, а это совсем мало".
Перед Элиз встала дилемма: соглашаться сразу или нет. Следуя одному из главных своих принципов: "цель оправдывает средства", она могла соглашаться без раздумий. Но был и другой принцип, несколько противоречащий этому. Хотя, почему несколько? Совершенно противоречил в определённых ситуациях, таких как сейчас. Никогда не оставаться в долгу, особенно когда не известно, чем и как придётся рассчитываться. Если оказывалось так, что она кому-то должна, то Лиз запросто подстраивала ситуацию, в которой отдавала свой долг. Но с Абдуллой это не прокатит. И, учитывая то, что терять в любом случае ей было что, придерживание второго принципа было приоритетней. Лиз интересовало, что же решит Аббатикова. И некромагиня не заставила себя ждать:
- Ну, уж нет. Я хочу обратно свои способности! Я клянусь выполнить просьбу Абдуллы в любое время и в любом месте, а если я нарушу клятву, то мне не будет покоя не в одном из миров. Разрази громус! - Вуду с интересом посмотрела на врага своего. Безбашенная чудачка, которая даже подумать ни о чём толком не успела. Зато она успела придумать запасной вариант.
- А я не буду спешить. Не привлекает меня перспектива подписываться на не известно что. Узнать бы, что за просьба будет. Хотя бы приблизительно. А так, есть ещё один вариант. Я уверена, что тебе, Саточка, ведьма, которая хочет занять твоё тельце, не откажет в помощи. Ей ведь так понравилось твоё тело, а способности некромага ей необходимы раз, два, мёртвое тело она не занимет. - Келли выжидающе смотрела на Абдуллу. И тут голову пронзила ещё одна мысль. Был и ещё один человек, который мог ей помочь. Правда, она сомневалась, что человек, но... Анна явно была очень сильна. А чем заинтересовать её? Ну это уже самый крайний вариант. Если надо будет, и это придумает. "И почему я сразу вспомнила именно об Абдулле?" Усмехнувшись, подумала она.

vol. 31

Спонсируемый контент

Страница 1 из 2

На страницу : 1, 2  Следующий

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения